Сегодня два легионера посетили литургию в луганском храме

Сегодня два легионера посетили литургию в луганском храме, в котором наш отряд окормлялся одно время. Так совпало, что через неделю здесь престольный праздник, поэтому Вселенскую Троицкую родительскую субботу отмечали сегодня.
Сегодня же 40 день, как под Бахмутом погибли трое наших товарищей — Дмитрий «Донской», Макарий «Гарри» и Виктор «Живой».
Мы выждали паузу, не сообщали публично о наших потерях. И вот сегодня самое время.

Донской — легионер и ополченец первой волны, как теперь говорят. Он вступил в  «Имперский легион» ещё в июне 2014, отправился защищать Новороссию с первой группой. Участвовал в бою 2 июля, когда погибли Матвей «Дождь» и Владимир «Самурай» — первые жертвы, которые принёс Легион во имя русской победы. Дима застал оборону Славянска, достойно отвоевал ту командировку и в прошлом году отправился с нами опять. В рядах «Имперского легиона» происходило перерождение Дмитрия. Вместе с нами он впервые исповедовался и причастился в прошлом году на праздник Николы Летнего в Вознесенском соборе Изюма. Так что свидетелем первого Причастия Дмитрия стала Песчанская икона Божией Матери.
Макарий «Гарри» присоединился к отряду минувшей осенью. Основная часть Легиона в тот момент была выведена на отдых, до февраля на фронте сражались только несколько наших бойцов. Тем не менее Гарри принял решение ехать, не дожидаясь очередной легионерской «мобилизации».
Макария многие знали только под его мирским именем, как Евгения. В прошлом иеромонах, Гарри был запрещён в служении (не по собственной ошибке и не по своей воле), о чём сильно переживал. Утешали его в этом отцы Василий Ермаков и Иоанн Миронов, к которым Макарий ездил за советом. И отец Иоанн Крестьянкин, письмо от него хранится в семье Гарри. Старцы успокаивали Макария, говорили, что со временем тот может вернуться в монастырь… В каком-то смысле это верно, ведь окопная жизнь с её лишениями, ограничениями и ежечасной искренней молитвой, близка к монастырю.
Макарий дома занимался патриотичским воспитанием молодёжи — на основе православной веры и монархических взглядов. Ещё в годы службы восстанавливал приход, вокруг которого потом возникла сильная община. 
Смерть Гарри наиболее сильно опечалила тех ребят, кто служил с нами в одном батальоне, но не входил в состав Легиона. Во-первых, батюшку (как его большинство называли) знали с осени. Во-вторых, такого светлого и открытого человека трудно и на гражданке-то встретить.
Дмитрий и Макарий погибли одновременно, от одной мины. Немногим позже предстал пред Господом воин Виктор «Живой».
Виктор позже всех появился в Имперском Легионе, однако на курсе «Партизан» он тренировался регулярно последние лет шесть. Так же как и в церкви. Живой был горячим христианином, всегда готовым отстоять самый долгий молебен, самую утомительную службу. Готовый помочь любому, кто только попросит о помощи. Сослуживцы вспоминают, как однажды под вечер встретили незнакомых военных, расстроенных тем, что магазины уже закрыты, а они не успели взять перчатки, которые на следующий день на позициях им позарез нужны. Витя тут же просто отдал им все свои, которые незадолго купил.

Немного неказистый, невысокий и худощавый, Витя, казалось, был не на своём месте на войне. И всё же, как персонаж известного стихотворения Рожденственского, на всей земле не хватит мрамора, чтобы создать памятник. Ему, всем тем, кто погиб за правое дело, и их жертве.

Ребята погибли на Светлой седмице. Считается, такую смерть стоит заслужить. Так что надеемся, Господь принял их и теперь у нас на троих ходатаев пред Ним больше.

Яндекс.Метрика